На главную страницу   Произведения

 

Артем Веселый

Старик

Полными глотками пил из кубка наслаждений, грел на груди все скорби.

Плутал в садах [наслаждений] мечты, с горы прозрений озирал века прошедшие и будущие.

Пора, пора старым костям на покой.

Солнце моей жизни близко к закату. Пора, пора собираться в последний путь. [529/530]

Мои ноги пили росу, а глаза – просторы всех морей.

Томимый тоскою, как в хладные струи потока, я входил в книги и освежался.

Утреннее (раннее) солнце грело меня, любовался закатами и звездным полем.

Птицы в саду славили мою молодость и силу. Был на войне – убивал и сам переплывал потоки смертельного огня.

Дожди и ливни секли меня, ветер сушил.

Первый снег скрипел под моей упругой ногой.

Я страдал и ревновал, терял и находил.

Я питался девичьим мясом, запивал его вином.

Степь поила меня полынными ветрами.

С подругой топтал весенние цветы, вдыхал [запахи?] соснового бора.

Скакал на коне, нырял в стремительные воды, плавал по морю.

Был солдатом и бродягой. Бесконечные пути – костры, парус.

Слух, зрение, осязание, обоняние, вкус.

 

Текст приводится по изданию Артем Веселый. Золотой чекан. – В кн.: «Из творческого наследия советских писателей». «Литературное наследство». – М., Наука, 1965.