На главную страницу   Биография

 

Вячеслав ШАДРОНОВ

Архив Артема Веселого бабушка уберегла в бельевой корзине


    В Ульяновском педагогическом университете состоялись Третьи Веселовские чтения. Научная конференция открылась в день 62-й годовщины ареста Артема Веселого - известного русского писателя, автора знаменитого романа "Россия, кровью умытая", чьи жизнь и творчество тесно связаны с нашей областью.
    В годы гражданской войны Николай Кочкуров (таково настоящее имя Веселого) работал редактором мелекесской газеты "Знамя коммунизма". Мелекесс (нынешний Димитровград) - один из важнейших городов, связанных с творчеством писателя, наряду с его родной Самарой и Москвой, где Веселый познал настоящую литературную славу в 30-е годы и где в числе сотен других литераторов был арестован НКВД и вскоре расстрелян.
    На чтения, приуроченные к 100-летию со дня рождения Артема Веселого, приехали его дочери Заяра и Гайра. Необычные имена для своих дочерей писатель придумал сам. Никакого идеологического подтекста они не несут. Просто писатель Веселый посчитал, что его дочки должны носить звучные и оригинальные имена. (Кстати, дочери Веселого от второго брака отличаются не менее необычными именами - Волга и Фанта - с ударением на последний слог (сокращение от "фантазия"). "Мы страшно гордились своими именами, - шутят сестры, - в юности при знакомстве с любым мальчиком достаточно было назвать свое имя, чтобы сразу же вызвать ответный интерес".
    Гайра и Заяра после войны тоже были репрессированы. Сначала в 1948 году арестовали их мать - "за антисоветскую агитацию" (в телефонном разговоре сказала кому-то, что американский пенициллин лучше советского, а дело было в коммунальной квартире, кто-то услышал и стукнул куда следует), а в 49-м взяли и самих сестер. Случилось это 22 апреля, в день рождения Ленина, - возможно, это случайность, но точно известно, что отца арестовывали "к 7 ноября". За 3 месяца заключения Гайра и Заяра прошли 4 тюрьмы, а в Куйбышевской пересылке сестер разлучили: Гайру сослали в Казахстан, Заяру - в Сибирь.
    После реабилитации в 1956 году сестры сразу же предприняли попытку реабилитировать имя отца. Необходимы были положительные отзывы от именитых персон, хорошо знавших Веселого. Гайра и Заяра обратились за помощью к писателям, бывавшим в гостях у Артема Веселого, где его мама угощала всех своим фирменным блюдом - самарскими щами. Однако не все захотели помочь детям опального автора - среди тех, кто под разными предлогами отказал в поручительстве, были Илья Эренбург и Леонид Леонов. Честнее поступил Шолохов - с Веселым вместе они в 30-м году должны были ехать к Горькому в Сорренто, но Веселый поехал один - начался охотничий сезон, и заядлый охотник Шолохов решил, что Горький может и подождать. Отзывы Шолохова, Асеева и других сделали свое дело - Веселый был реабилитирован (посмертно) одним из первых.
    Гайра и Заяра оказались хранителями архива отца - в тяжелые годы их малограмотная бабушка уберегла бумаги в бельевой корзине, спрятанной под кроватью. Сегодня сестры занимаются восстановлением исторической справедливости, и не только в связи с Артемом Веселым. Гайра, кандидат исторических наук, собирает материалы о людях, пострадавших в годы сталинского террора. Заяра работает редактором в издательстве "Возвращение", которое выпускает книги репрессированных писателей. А еще Заяра Артемовна - автор книги "7-35" (это номер статьи, под которую подпадали "социально опасные элементы" - карманники, проститутки и дети "врагов народа").
    Детские воспоминания сестер о знаменитом отце связаны с Ульяновском. Артем Веселый обожал плавать по Волге на рыбацкой лодке и дважды брал с собой дочерей. Гайра Артемовна вспоминает два совершенно непохожих посещения нашего города. В 1935-м году маститого прозаика, автора крупного романа о революции и коммуниста с дооктябрьским стажем, встречали хлебом-солью: творческих встреч, газетных публикаций было несчитанное множество. В 1937-м от былых фанфар не осталось и следа. Писатель предчувствовал близкий арест и фактически скрывался от НКВД. Чтобы не попадаться никому на глаза, Артем Веселый, проплывая под мостом через Волгу, накрывал лодку с дочерьми парусом, а сам маскировался под плотовщика.

(Симбирский курьер, 1999)