На главную страницу   Произведения

 

Артем Веселый

Из "Всячины"

 

Терек и хорош, потому что он сдавлен скалами. Разлейся он по равнине – болото. Все прибрежные куры подохли бы со смеху.

Мысль и мечта равноправны. [534/535]

И все мои угадки как какая-то песнь без начала и без конца.

В такой день воробьи и те не чирикают, а лирикают.

Он забежал в цветочный магазин и купил весны на трешницу.

И в ночи с вышки Бугазского пикета, что стоял у самого берега Черного моря, дозорный кричал нараспев: «Слу-у-шай». Дозорный на соседней вышке подхватывал и передавал дальше: – Слу-у-шай.

И так-то этот предостерегающий окрик бодрствующего на границе казака перекатывался от Черного моря до Каспия.

– Береги-и-и.

Жалобно мяукали львята, искали у матери защиты.

В ожидании гибели пригорюнившись сидел в березе черный дрозд.

Таракан на пороге щели тревожно шевелил тонким усом.

Анархия в городах «плюс» верблюд сдох «плюс» все пошло по-старому.

Старость... потянуло прохладой.

Свинцовый поцелуй.

Счастливая улыбка, как молния, опалила меня.

Фейерверк песен твоих.

Радуга песен.

Строка, что играет на странице, как солнечный луч.

Строка – зыбкий мост над .....

Тараканье племя неистребимо.

Шакалы собираются в стаи, лев – один.

Славу нажить трудно, а растранжирить легко.

Ты шел по цветущей земле, [отражая в себе] и звезды, как в потоке, отражались в тебе.

Строки – качели.

Строка – топор.

Зеркала чужой славы.

Лицо его было измазано черными... мыслями.

Как опасно юному таланту бездарное окружение.

Калоши, поставленные на туалетный стол, мой взор меньше бы оскорбили, чем эта книга.

Когда он взирал на нее как на пустыню – и серо, и жарко, и не на чем глаз задержать.

Когда задница думает и решает.

Злобное сопенье.

Когда она протягивала руку, не знающую работы: «Денег». – он уходил и с ежами и сомами вел унизительные для его самолюбия разговоры, выклянчивая аванс.

Судорога притворства и лжи. Когда оба вынуждены были отказываться от всего, что манит и зовет. [535/536]

Дивясь утру [миру], маки широко раскрыли веки нежных глаз.

Вечер, догорали цветы.

Разнообразие цветов – грамматика красоты.

О чем ей мечтается (Сад).

Какою жаркою мечтой она дышит и понятны ли ее мечты пчеле? (Сад).

Зарево цветов над зеленью (Сад).

 

Текст приводится по изданию Артем Веселый. Золотой чекан. – В кн.: «Из творческого наследия советских писателей». «Литературное наследство». – М., Наука, 1965.